Новости  |   События  |   Статьи  |   Книга  |   Ссылки  |   О сайте  |   English

ТУБА МИРА


На каких инструментах и мундштуках играют выдающиеся исполнители во всем мире? Какой инструмент приобрести (если есть возможность), чтобы добиваться наилучших результатов в исполнении? ("Да заниматься надо!" - старая притча - хохма из музыкантского фольклора, в которой есть большая доля правды!). Изобилие красиво сверкающих инструментов, изображенных на страницах журналов и каталогов, изобилие мундштуков различных форм и размеров, а также всевозможных аксессуаров - это всегда волнительно. А что, если я упустил тот, самый главный для меня, инструмент или мундштук?

Для иллюстрации реальных сомнений реального персонажа, а также чтобы начать разговор, позволю себе процитировать статью (в собственном переводе), с сокращениями, из журнала нашей Международной Ассоциации Тубы и Эуфониума (ITEA) - "TUBA JOURNAL" (25/2) 1998.

Статья называется:

"Великие тубисты рассказывают"

Письмо читателя:

Дорогой издатель, я получаю огромное удовольствие от "TUBA JOURNAL". Мне особенно нравятся интервью и мини-биографии легендарных тубистов, даже если я никогда раньше о них не слышал.

Я хотел бы увидеть статью или серию статей о тубах, новых и старых, на которых теперь играют. Какие марки существуют сегодня, кроме тех, которые рекламируются в каждом издании? Я хотел бы узнать оценку всех марок и моделей, данную хорошими исполнителями. Однако не теми исполнителями, которые имеют многомиллионные сделки за их одобрение. Что такое особенное есть (или было) в тубе "York" "Chicago Symphony", или тубе "Alexander", или другой "классической" тубе?

Также я хотел бы увидеть статью о мундштуках. Какие различия у разных фирм? Какие изменения в звуке зависят от формы и размеров? Большое спасибо! (подпись и адрес)".

Ответ издателя:

Дорогой мистер Самс, Ваше письмо побудило меня послать его копии некоторым действующим и бывшим профессиональным тубистам симфонического, оперного жанров и артистам свободных жанров. Ответили, конечно, не все. Ниже даны заметки тех, кто ответил; одни более конкретны, другие - менее.

Практически во всех читательских письмах содержится одна просьба: рассказать, какая компания-изготовитель туб предлагает многомиллионные сделки; имеется большой список желающих. Если некоторые артисты одобряют инструменты, то они просто покупают свой инструмент, хотя часто со скидкой, а любая компенсация от компании идет как спонсирование данного артиста для сольных выступлений и, что обычно лимитировано, оплаты проезда и проживания.

Итак, вот что говорят некоторые тубисты о своих мундштуках и инструментах.


Херберт Уэксельблатт, бывший тубист оркестра "Metropolitan Opera", пенсионер:

Фред Гейб, мой учитель, помнится, имел и использовал тубы "Sanders". Все его тубы были сделаны до второй мировой войны. Вероятно, в начале 1930-х. Когда я начал у него обучение в 1943 г., у него было, наверное, от шести до восьми туб, все в строе СС, за исключением одной в ВВb. Все они были с четырьмя вентилями, но одна или, может быть, две - с пятью. Туба ВВb, которую он рассматривал как инструмент для духового оркестра, - и единственная, о которой я только мог подумать как о доступной моему карману, - стоила мне $225, и он предоставил мне рассрочку на год. Он также дал мне мундштук "Geib". Рассказал мне, что его дизайн основан на мундштуке, на котором играл его учитель Август Хеллеберг. Он казался глубже и больше тех мундштуков, на которых я играл прежде. Через некоторое время я привык к нему, и в комбинации с тубой "Sanders", я начал мою карьеру. В конце 1950-х основным моим мундштуком стал "Conn-Helleberg", который дал мне Джон Хеллеберг (один из двух сыновей Августа Хеллеберга, оба они играли на тубе), и это была комбинация туба-мундштук, которую я использовал в течение 35 лет, будучи членом оркестра "Metropolitan Opera".

Тубисты должны думать о своих инструментах как о продолжении самих себя. Я всегда именно так старался представить себе свою тубу. Исполнитель, Музыкант, тубист может контролировать такие вещи, как звук, атакировка и т.д., технические аспекты инструментального исполнительства. Что невозможно контролировать, так это передувание тубы до той точки, где инструмент кажется преувеличенно вибрирующим, вызывая безобразный, трещащий звук. Я находил почти невозможным передуть мою тубу "Sanders", и только по одной этой причине, плюс богатый звук, я был очень доволен моей комбинацией туба-мундштук. Конечно, мундштук и инструмент очень важны, но нет ничего важнее по-настоящему хорошего учителя, который мог бы помочь студенту слышать звук, который он/она производит, с целью достижения желаемого.

Итак, имеется двухслойная структура для того, чтобы состояться как артист или просто хороший исполнитель; в порядке важности:

  1. Обучение у великого учителя, который даст вам основу для техники и музыкальности.
  2. Найти хорошее сочетание мундштук - туба.


Эйб Торчински, бывший тубист "Philadelphia Symphony", пенсионер:

Я искренне долго мучился над тем, что сказать по поводу моего выбора инструментов и мундштуков.

Хотя мое обучение на тубе связано с четырьмя педагогами - Арнольд Джакобс, Филипп Донателли, Фред Гейб и человек, с которым я провел больше всего времени, Уильям Белл - я, в конце концов, сам должен был решить, что лучше всего удовлетворит мои нужды. Двадцать шесть лет моей исполнительской карьеры были проведены под управлением двух дирижеров, которые постоянно кричали об "ансамбле". Поэтому я старался использовать экипировку, которая помогла бы осуществить их требования и не была бы запрятана за остальной частью оркестра. Я нашел, что "King" в строе СС, который я использовал в течение 25 из 26 лет, подходил мне, и я никогда не вызывал недовольства ни у одного дирижера своим выбором инструмента. Я попутно пробовал другие инструменты, но как верно то, что лишь старая пара обуви кажется в пору, так вероятно и я всегда оставался с моим "King". Я пользовался им почти в 98% всего, что исполнял. Я использовал тубу "Meinl-Weston" в строе F в исключительных случаях и "King" в Eb, которая была сделана для м-ра Белла, также эпизодически. Мне особенно нравилась туба строя F для исполнения соло в Первой симфонии Малера и строя Eb для соло медведя в "Петрушке". По моему мнению, - и помните, это только мое мнение, - "King" строя СС был великолепным ансамблевым инструментом, и я пользовался им на всех записях "Philadelphia Symphony" и ансамбля "Philadelphia Brass".

Мундштуки. Когда я работал в оркестре N.B.C, я играл на оригинальном мундштуке "Helleberg", но когда я пришел в Филадельфию, я решил, что он слишком ярок для того инструмента и того оркестра, поэтому я переключился на "Bach" № 18 и использовал его в течение всей остальной карьеры. Я пользовался им, даже когда играл на малых тубах.


Дэвид Фэддерли, тубист "Baltimore Symphony":

Основные тубы:
"Hirschbrunner York" 6/4 строя СС, была создана в 1982 г. и собрана на фабрике "Hirschbrunner" в Швейцарии. Да, моя действительно была "настроена на фабрике".
"Getzen" 50 (бывшая CB 50), пять вентилей, 4/4, покрытая серебром.
F - туба, сделана по заказу "York/Rusk", сконструирована Робертом Раском. У нее пять вентилей и съемная трубка.
Изредка я пользуюсь большой немецкой тубой - F с роторными вентилями или "Meinl-Weston" 45 S или "B&S" РТ - 10.

Мундштуки:
С тубами строя СС 6/4 и 4/4 - мундштук 1930-х годов "Conn-Helleberg" (сегодня "Conn" № 7-В).
Большой мундштук 1930-х "Conn-Helleberg" ("Schilke-Helleberg" № 11).
Два "Schilke-Helleberg" 1970-х (один обычный и один реконструированный).
1980 года выпуска "Perantucci" S - 25.
Изредка для тубы "Sear-Helleberg" строя F - мундштук "Perantucci", изредка - "Conn-Helleberg" 1930-х ("Conn" № 7-В).


Джин Покорны, тубист "Chicago Symphony":

Я никогда не был слишком предприимчивым в поисках моего мундштука или экспериментов с ним. Если кто-нибудь почувствует, что я мог бы что-то попробовать (и если достанут меня как следует), я обычно делаю это, но не трачу слишком много бессонных часов, пробуя различные мундштуки и инструменты. Должен здесь заметить, я нашел, что путь к успеху - в пределах моего собственного образа звука, которого, как я думаю, следовало бы добиться, - скомбинирован из моих собственных физических особенностей: строения зубов, размаха пазух, дыхания и т.д. - принуждений и ограничений.

Моя работа на моем инструменте "Hirschbrunner - York" плюс на тубах "York" в "Chicago Symphony" дала мне три успешных комбинации мундштуков. Самым ранним был сделанный Джоем Марцинкевичем мундштук "CVSM", который был гибридной копией мундштука, созданного Лари Миником в начале 1970-х. Мундштук Лари - до сегодняшнего дня самый большой мундштук, который я когда-либо видел. Я им пользовался, когда пытался превзойти нижний регистр Томми Джонсона.

Следующий мундштук, который я использовал с тубой "York", был "Schilke-Helleberg" № 11. Это хороший мундштук для всех случаев, который сначала ощущается маленьким только потому, что его наивысшая точка - та, которая первой контактирует с лицом - находится на внутренней части полей. Я говорил, что это копия трубного мундштука, только увеличенная. Записи профессиональных оркестровых партий на фирме Summit Records были сделаны на этом мундштуке.

В настоящее время я выбрал мундштук "MIC", предоставленный Dillon Music Company и разработанный Скоттом Мендокером. Это большой мундштук, действительно увеличенный в основных параметрах, что делает его очень удобным в работе с группой тромбонов. Он производит большой звук, когда играешь один, но он по-настоящему создает плотность в группе, когда я действительно хочу внести контрабасовый оттенок в тембр низкой медной группы".


* * *

Приведенные высказывания профессиональных оркестровых музыкантов могу дополнить из личного опыта встреч с зарубежными коллегами. Кстати, с великолепным музыкантом и знаменитым педагогом Эйбом Торчински мне посчастливилось познакомиться и пообщаться в Америке в конце 1980-х. Он был добр, подарив мне уникальную пластинку с записью всех сонат Хиндемита для медных духовых инструментов в исполнении солистов "Philadelphia Symphony" - в том числе и Сонаты для тубы - в исполнении самого Торчински. Всем исполнителям аккомпанировал на фортепиано Глен Гульд!

Мое (незабываемое и потрясшее меня своими впечатлениями) участие в Международной Конференции Тубы и Эуфониума (ITEC) в июне 1995 г. в Америке дало мне возможность увидеть, услышать, записать на видео и общаться со многими знаменитыми исполнителями всего мира.

Мэл Кулбертсон - французский тубист из Бордо, профессор Лионской консерватории, игравший во многих известных мировых оркестрах.

Мэл Кулбертсон на конференции иллюстрировал историю французской тубы и оркестровые трудности из французской музыки в сопровождении группы американских тромбонистов, совершенно справедливо названных "All Stars". Кулбертсон начал выступление с показа слайдов, трансляции записей и рассказа о серпенте, оффиклеиде, французской тубе в строе С. Той самой "малой французской тубе С", которая, по сути, является эуфониумом в строе С, звучащей на октаву выше современной тубы строя СС. Восьми футов длины, с шестью клапанами, она просуществовала во Франции как основной оркестровый инструмент где-то до середины 1980-х. Имея именно эту тубу в наличии и мыслях, создавал свою оркестровку "Картинок с выставки" Равель.

Группа тромбонов "All Stars". Стоит: Тимоти Майерс (Timothy Myers - St. Louis Symphony) - первый тромбон; сидят слева направо: Лари Залкинд (Larry Zalkind - Utah Symphony) - первый тромбон; Эрик Карлсон (Eric Carlson - Philadelphia Symphony) - второй тромбон; Ренди Хоувс (Randy Hawes - Detroit Symphony) - бас-тромбон.

Здесь уместно заметить, что еще в "TUBA JOURNAL" 1978 (V, 3) мой давний, хороший приятель, тубист оркестра "Philharmonique de Strasbourg" и профессор Страсбургской консерватории Жозеф Волан, написал подробную статью об эволюции тубы во Франции. Исполняя отдельные оркестровые трудности из французской музыки, Мэл Кулбертсон использовал тубы строя СС и F, сконструированные им самим и созданные на фабрике музыкальных инструментов "B&S" в Маркнойкирхене, Германия. Оба инструмента большого размера, с роторной механикой, и оба обладают очень большим благородным звуком. Эти модели "Apollo" и "Neptune" положили начало уникальному семейству больших туб с широкой мензурой и очень легким звукообразованием.

Хайко Трибенер - артист оркестра "Bamberg Symphony"; "Philharmonic Brass" ансамбля и "Melton Tuba Quartet", Германия. Победитель многочисленных международных конкурсов и постоянный солист с оркестром Радио Лейпцига, Мюнхенским Бэндом Военно-воздушных сил и "Bamberg Symphony".

На конференции Трибенер рассказывал об использовании туб строя F, CC, BBb и иллюстрировал оркестровые трудности из немецкой музыки на тубах в строе F и BBb, созданных в Маркнойкирхене. В одной из наших с ним бесед Хайко рассказал, что более 80% всего оркестрового репертуара исполняет на тубе BBb, а остальные 20% на тубе F.

Саймон Стайлc - англичанин, солист "Tonhalle Zurich Orchestra", также часто приглашаемый для сольных выступлений с "Concertgebouw Orchestra" и "Israel Philharmonic Orchestra".

Стайлc иллюстрировал оркестровые трудности из английской музыки на тубе строя EEb.

Скотт Ласки - специалист в создании мундштуков, работавший в фирме "Schilke Music Products, Inc." - прочитал большую подробную лекцию о мундштуках, о значении и влиянии на исполнение их размеров, очертаний. Поля - один из важнейших составляющих элементов мундштука. Он рекомендовал использовать как основное - суждение, возникающее сразу же при первом испытании звуковых и исполнительских возможностей, - а не то, как мундштук "ощущается", и процитировал комментарий покойного трубача и создателя мундштуков Винсента Баха: "Мундштук, дающий наилучшие ощущения, не всегда лучший для исполнения". В отношении немедленного реагирования он признал, что период суждения при смене мундштука может длиться до трех недель. Мундштуки, созданные Ласки, в настоящее время очень популярны у российских музыкантов.

Джин Покорны, упоминавшийся выше, иллюстрировал не только американскую музыку, но и фрагменты из 13-ой симфонии Шостаковича "Бабий Яр". Его выступление сопровождалось мягким юмором, чему немало способствовал постоянно выпадавший крон для настройки тубы "York" (Арнольда Джакобса), на которой он играл. "Что можно ожидать от 25-летнего гранда", - нашелся в ответ Покорны, когда крон в очередной раз шлепнулся на пол.

YAMAHA. Роджер Бобо играет на ЯМАХЕ. Его называют ПАГАНИНИ ТУБЫ

Он - живая легенда, человек, который единолично прорвался через все предубеждения и барьеры, традиционно принижавшие тубу до положения инструмента второго плана. Он первый в истории, кому довелось играть сольную программу на тубе в Карнеги Холл, в 1961 - и с тех пор он стал тем, кто делает историю. Человек потрясающей виртуозности и великолепного природного артистизма, он знал, что собирается стать солистом - тубистом, когда ему было двенадцать. Он знал это, не смотря на то, что такого солиста прежде никогда не было. Но вероятно потому, что прежде не было никого подобного ему, он - Роджер Бобо.

Роджер Бобо - великий тубист и знаменитый педагог - дал сольный концерт с комментариями, в сопровождении электронного музыкального инструмента, который он называл "машина". Бобо давно занимается только сольной практикой, тесно контактирует с фирмой "Yamaha", которая создает и настраивает для него уникальные инструменты.

Сольные выступления артистов. Большинство, конечно, выступают на серийных инструментах, может быть несколько доработанных по их просьбе на фабрике-изготовителе. Но выдающиеся солисты, завоевавшие широкое международное признание, в тесном контакте с изготовителями создают свои собственные модели. Уже упоминавшиеся выше Роджер Бобо, Мел Кулбертсон, Саймон Стайлc и другие, среди которых хорошо знакомый российским специалистам и простым слушателям Джон Гриффитс из Regina (Риджайны, Канада). (К великому сожалению, ушедший из жизни в июле 2007 года). Директор консерватории университета Риджайны и ведущий тубист, а также бас - тромбонист по вызову "Regina Symphony", Гриффитс также очень много занимался сольными выступлениями и записями. Будучи артистом-исследователем фирмы "Yamaha", он играл на тубах YFB 621S (in F), YCB 621 3/4 (in CC), YCB 661 (Large CC), а также на бас - тромбоне Yamaha 613 H.

Джон много раз бывал в России с концертами и мастер-классами. Помню, в одном учебном заведении один из наших студентов (решив, видимо, проверить, владеет ли Гриффитс другими тубами, кроме F), попросил его сыграть на своей тубе BBb. Вставив свой мундштук в тубу, Джон с легкостью исполнил несколько пассажей во всех регистрах. В один из своих приездов Гриффитс решил также сыграть на бас-тромбоне. Попросил меня подготовить инструмент к его выступлению. Однако вышло так, что бас-тромбон смогли принести буквально перед выходом Джона на сцену. Несмотря на то, что инструмент был совершенно "сухой" и кулиса двигалась с затруднениями, Джон довольно уверенно исполнил Концерт для тромбона Римского-Корсакова.

Совмещение родственных инструментов - тубы, эуфониума, баритона, тромбона - вопрос, вызывающий много споров. Однажды на гастроли в Москву приезжал симфонический оркестр из Германии (если не ошибаюсь, из Кельна). Я в это время оказался в БЗК, и в кулуарах мне удалось немного пообщаться с тубистом из этого оркестра (к великому сожалению, не запомнил его имени). В разговоре коснулись исполнения партии тубы в эпизоде "Быдло" из "Картинок". Он мне поведал, что иногда сам играет эту партию на эуфониуме. Правда, редко, потому что тромбонисты очень ревнуют его к этому инструменту. Вероятно, у них также существует дополнительное вознаграждение за совмещение родственных инструментов. На конференции в Америке было примерно поровну исполнителей на эуфониуме и тубе.

Вообще, эуфониум - это название той самой малой тубы в Bb, которая когда-то существовала и была широко распространена в России. Те же очертания меньшего размера и диапазон на октаву выше большой тубы BBb. Традиции использования туб разных строев в России начали ломаться еще в XIX веке. Частые нарекания в адрес нестройной игры военных оркестров привели к тому, что в 1870-х была проведена реформа, и в военных оркестрах были оставлены инструменты только в строе EEb и BBb. Непосредственное участие в реформе принимал Н. А. Римский-Корсаков, бывший в те годы инспектором военных оркестров Морского ведомства.

В те же годы еще существовали "медные хоры Вурма", в которых успешно использовались инструменты самых разных строев. А основная причина нестройной игры была не в строе того или иного инструмента, а в недостаточной профессиональной подготовке музыкантов-исполнителей. П. И. Чайковский и его современники в своих произведениях писали партии тубы в расчете на тубу строя EEb, которая в то время использовалась в основном в оперных и симфонических оркестрах.

После революционных катаклизмов в России постепенно исчезли все другие инструменты, кроме большой тубы BBb. Во время моей службы в Образцово-показательном оркестре Министерства обороны СССР (ОПОМО) в 1978-79-х, тубы в строе EEb пылились на складе, а я часто исполнял партию первой тубы на большой BBb. Немаловажную роль в установлении в России традиции все играть на больших тубах принадлежит таким дирижерам, как Николай Голованов, который очень любил тубу - именно большую BBb - и, как говорят, для усиления часто дописывал партию тубы с контрабасовой партии.

Малая туба Bb в старые времена часто использовалась в оркестрах и ансамблях. И в наше время на базе использования эуфониумов вместе с тубами существует огромное количество ансамблей во всем мире. У нас, к сожалению, кроме эпизодических попыток, это очень мало распространено.

Имеются некоторые исключения и в современной России. В некоторых оперных театрах (Большом и Мариинском, например) партии, написанные в оригинале для чимбассо, исполняются на чимбассо. Один из наших великолепных музыкантов, Валентин Авакумов, бывший тубист Мариинского театра в Петербурге, в настоящее время солист ЗКР симфонического оркестра Петербургской филармонии, рассказал мне, что в театре исполнял партии в операх Верди и других итальянцев на чимбассо, а партии высоких туб - на тубе в строе F фирмы "Hirschbrunner". В Петербургской филармонии Авакумов играет на тубе "Rudolf Meinl" в BBb. В Большом симфоническом оркестре имени П. И. Чайковского тубист Юрий Соболев исполняет партию "Быдло" на тубе F "Miraphone". Но это лишь исключения, которые пока подтверждают правило.

В 2004-05 гг. я работал преподавателем тубы в московской музыкальной кадетской школе № 1770. У меня было 8 учеников: 6 обучались на тубах BBb и 2 - на EEb. Прежде мне казалось очень сложным осваивать тубы в другом строе. Но на практике, после 2-3-х месяцев постоянных занятий (я занимался с учениками 4 раза в неделю), после того, как я вместе с ними осваивал аппликатуру и исполнял простенькие мелодии, я стал смотреть на тубу EEb так же, как и на BBb. Если в руках у меня туба EЕb, то ноты, аппликатуру и прочие обстоятельства я просто рассматривал в соответствии с этой тубой. Без всяких ухищрений, наподобие "собачьего хода" (музыкантский сленг, обозначающий использование для транспорта скрипичного и басового ключа и пр.). Затем, взяв в руки тубу BBb, я также все рассматривал в соответствии с ней. Никаких ухищрений, только постоянная практика. В кадетской школе проводился конкурс ансамблей. Мы в классе создали несколько дуэтов, трио, но во мне созрела мысль создать большой ансамбль с участием всех учеников моего класса. Я сделал аранжировку студенческого гимна "Гуадеамус", максимально упростив партии с учетом еще недостаточной подготовки ребят. Но верхнюю партию я не мог доверить даже пришедшему из другого класса исполнителю на баритоне. На складе хранился в футляре небольшой эуфониум B&S, который ученикам пока не выдавали. Я попросил его для себя, несколько дней позанимался сам, потом в ансамбле с ребятами. Через короткое время все пришло в норму, и мы успешно выступили на конкурсе. У меня это был уже не первый опыт игры на малом инструменте, и в очередной раз повторю, что дело только в постоянной практике.

Мое выступление на конференции в Америке (совместно с группой тромбонов "All Stars") было удачным, во многом благодаря тубе Рудольфа Майнля (Rudolf Meinl, Germany), которую он мне любезно предоставил с выставки музыкальных инструментов. Я приехал в Америку без инструмента, о чем заранее предупредил организаторов. Мне обещали предоставить хороший инструмент. Но то, что оказалось у меня в руках, превзошло все мои наилучшие ожидания. На всех конференциях Ассоциации (ITEA) производителями организуются выставки-продажи музыкальных инструментов, мундштуков, аксессуаров и всяких сопутствующих товаров. Можно походить, посмотреть, попробовать и купить все, что угодно. Это отдельная, очень интересная и полезная епархия на Конференции. Так вот. Я впервые взял в руки тубу Рудольфа Майнля и сразу заиграл на ней безо всяких проблем - без обычного привыкания, "придувания" и т.д. Во всех регистрах диапазона, во всех нюансах и технических аспектах туба отвечала, как "родная". Бесконечно благодарный Рудольфу я с сожалением расстался с тубой после выступления.

Потом я много и восторженно рассказывал моим коллегам в Москве об этом инструменте. Многие слушали с интересом. Был среди них, видимо, лишь один, который принял этот рассказ к сведению. Он пробовал инструменты данного изготовителя в разных странах, убедился в справедливости моих слов и приступил к действию. Этот человек - наш известный великолепный музыкант и педагог Александр Казаченков. Кроме своих музыкальных талантов и человеческих достоинств, Казаченков обладает организаторскими способностями и талантом в налаживании общения с людьми. Конечно, помогли ему и большие материальные возможности коллективов, в которых он работает. Но именно благодаря его усилиям в настоящее время в России появилось и широко распространяется по оркестрам семейство профессиональных инструментов высочайшего качества - туб "Rudolf Meinl".

Появляется в России и большой выбор мундштуков, так что подобрать сочетание туба - мундштук, соответствующее требованиям и возможностям исполнителя становится легче. Кроме упоминавшихся выше мундштуков "Bach", "Schilke", "Laskey" и других, я в последнее время пользуюсь мундштуками "Perantucci" с моей большой тубой "B&S" "Perantucci" BBb.

Для российского исполнительства на тубе в оркестре появились дополнительные возможности, и это радует. Прежде всего тех, кто выбрал традиционный путь: достаточно скрупулезно выполнять требования педагогов и учебных заведений, подготовить себя к конкурсным испытаниям в оркестр, выиграть конкурс в какой-либо оркестр (желательно прославленный и обладающий большими финансовыми возможностями) и спокойно работать, выполняя требования дирижера и администрации.

Но если найдутся где-то в России люди с амбициями и желанием завоевать мир, стать солистами или членами знаменитых мировых оркестров, то этим ребятам просто необходимо осваивать все разновидности туб разных строев, а также родственные инструменты. Изучать по записям традиции и манеры исполнения выдающихся зарубежных исполнителей, осваивать все современные произведения, и именно в общепризнанных трактовках, манере, на привычных для широкой аудитории инструментах. Сделать записи своих исполнений, чтобы была возможность ознакомить с ними различные комиссии.

Один из наших музыкантов, в свое время подававший большие надежды как молодой исполнитель - солист, Павел Умяров, ныне профессиональный тубист симфонического оркестра "Новая Россия", в 1996 г. принял участие в конкурсе тубистов в рамках Международного Брасс фестиваля в Маркнойкирхене, Германия. Это был и (насколько мне известно) пока остается единственным случай, когда наш российский тубист прошел на второй тур международного конкурса, играя, конечно же, на тубе BBb. У Павла были очень хорошие отзывы на его выступления, многие коллеги подходили и поздравляли его с замечательным исполнением, завязались многочисленные контакты с коллегами и педагогами, поступили приглашения приезжать на учебу в разные университеты. Но после второго тура один из организаторов прямо сказал ему, что на третий тур его не допускают. Дело в том, что у них существуют определенные тембровые и технические слуховые эталоны исполнения каждого произведения, а звучание, технические и акустические возможности его инструмента BBb не соответствуют общепринятым, особенно если исполнение будет сопровождаться оркестром. Их можно понять. Представьте себе, что партия трубы-пикколо исполняется на большой трубе Bb. Это вызовет, по крайней мере, недоумение, если не саркастические улыбки. Может быть, сравнение не вполне корректно, но зато поясняет ситуацию.

Чтобы подтвердить высокий уровень мастерства Павла Умярова, приведу статью из "TUBA JOURNAL" 2000 (28, №1). Журнал содержит отчет о событиях на Международной Конференции Тубы и Эуфониума в 2000 г. в городе Риджайна, Канада. Статью (в моем переводе) привожу полностью, чтобы не было недомолвок и недопонимания. Она написана доктором Марком Нельсоном, профессором кафедры исполнительского искусства и дирижером духовых оркестров в Туссоне, Аризона. Он также преподает тубу, эуфониум и музыкальную теорию. Постоянный автор новых материалов для "TUBA JOURNAL".


"Сольный концерт Павла Умярова"

В качестве замены российскому тубисту Левашкину, который не смог принять участие в конференции, был приглашен молодой российский тубист Павел Умяров, свободный художник из Москвы, чтобы выступить с сольным концертом. Он использовал взятые во временное пользование выставочные тубы "B&S" в строе BBb и EEb, а также снимался канадской командой киношников в фильме для детей о тубе и ее путешествиях! Павел выбрал интересную и познавательную программу, включающую "Маленькую Балладу" Аренского в аранжировке Митягина; "Сонату № 5" Джильярда; собственную аранжировку "Этюда в Фа-диез миноре" Шопена в переложении Глазунова; "Карнавал в Венеции" вариации Арбана; и "Фантазию на темы Римского-Корсакова" Валерия Струкова. Все необходимые фортепианные аккомпанементы были с высокой квалификацией обеспечены с листа д-ром Барбарой Йанг из университета Висконсин - Оу Клер.

Павел объяснил, что прибыл накануне выступления и фактически играл в 3 часа ночи по московскому времени, еще не привыкнув к местному времени. Тем не менее, несмотря на усталость и недостаток сна, его выступление было музыкальным и исполнен-ным чувств. На меня произвели впечатление живость и оттенки, которые он был способен выжать из той самой тубы BBb, невзирая на некоторые технические изъяны, более походившие на случайности, вызванные тем, что он всего лишь один день держал в руках данный инструмент. Позднее Павел принял участие в паре репетиций "Симфонии" (ансамбле туб и эуфониумов, в котором участвуют выдающиеся исполнители и педагоги) и сыграл с нами две пьесы в концерте. Это превосходный музыкант, и я надеюсь еще послушать этого талантливого тубиста в будущем.

Фотография Павла Умярова для данной статьи.


Почему Павел Умяров не пошел дальше по этому пути? Какая причина помешала ему стать в этот ряд замечательных музыкантов, целиком посвятивших себя исполнительству на тубе? Это останется его тайной.

Но вы, которые еще мечтают стать на этот путь, достичь, а может, превзойти мастерство выдающихся исполнителей, мечтающие о славе Роджера Бобо - дерзайте! Невзирая на все преграды и трудности. Как сказал Джин Покорны, "принуждения и ограничения" способствуют преодолению. Дорогу осилит идущий!



А. Левашкин - артист оркестра ГУК Московского театра им. Е. В. Колобова.

Статья размещена на нашем сайте с разрешения журнала "Музыкальные инструменты", в № 15 (осень 2007) которого она была опубликована.

Фотографии взяты из номеров "Tuba Journal" и материалов ITEC 1995 в США.

Вернуться


   Новости  |   События  |   Статьи  |   Книга  |   Ссылки  |   О сайте  |   English

© Сайт "ТУБА В РОССИИ" - Алексей Чарыков, 1999-2017. Подробнее о сайте...
© Дизайн - Алексей Чарыков, Интернет-ателье РУЗАЙН (Rusign), 1999-2001.
Расположено на Русском узлеRambler's Top100

Rambler's Top100

 
Выкуп яхт по материалам http://brokeravto.ru. . Cosmic Energy Profile Download